December 2nd, 2008

Лытдыбр

Всем привет. Да уж. Давненько я тут не был. Когда этот цирк в блокировкой кончится? Теперь постараюсь быть здесь чаще. Спасибо френдам за ссылки на прокси.

С недавнего Форума деятелй культуры

Текст выступления на Форуме деятелей Казахстана
«Культура Казахстана в условиях новых вызовов времени»,
город Алматы, 18 ноября 2008 года

Менять себя! Менять Казахстан!


История наша, история казахской нации не является бесцельным, бесконечным и бессмысленным путем из ниоткуда в никуда.
Ощущение конечности времени и пространства – это врожденное эпикурейство наций. Почему историки, философы, правители периодически провозглашают «конец истории», говорят о «конце времени»? Я думаю, чтобы чувствовать себя более понятными и зримыми.
Человек в пространстве-времени не менее важный вопрос, чем вопрос о смысле человеческого существования. Человек живет на огромной планете, он знает, что существуют огромные миры и галактики, что существуют миллиарды звезд, но не решается заглянуть дальше собственного почтового ящика, поселка, города, района, области. Он прячется в собственном уютном коконе. Он ограничивает границы собственного бытия, иначе теряется. И это проблема не только Казахстана.
Человек живет сотни тысяч лет, более трети своей истории он прожил на своей прародине в Африке, долго и мучительно осваивал пространства, изобретал и ниспровергал богов, боролся с собственными страхами в холодных и темных пещерах, дрожал от холода и страха, но собственный отсчет ведет от рождества Христова!
Эпикур утверждал: «Нельзя получить от бесконечной жизни больше наслаждения, чем от того времени, которое мы представляем конечным». Кант говорил: «Мир имеет начало во времени и ограничен также в пространстве».
Несмотря на то, что казахская история насчитывает как минимум пять веков, наши идеологи и пропагандисты настойчиво говорят о семнадцатой годовщине восстановленной государственности. Не смешно ли? Не этих ли «кротов истории» высмеивал еще Буркхард: «Перед ними возвышается гора истории, а они копают в ней дыру, оставляют за собой кучу мусора и умирают». Не благодаря ли таким вот «кротовым норам» пространства-времени в двадцать первом веке Казахстан является страной, где, как говорил Алехо Карпентьер, «человек может оказаться среди людей, живущих в самых различных эпохах, вплоть до эпохи неолита, и эти люди будут его современники».
Культура без границ, без очерченных граней и горизонтов – это огромная космическая черная дыра, в которой пропадает все: материальная и духовная культура, историческая память, душа и энергия нации.
Признаемся: мы стоим на месте. Мы ходим по кругу, радуясь тому, что иногда оказываемся правы. Но можем ли мы радоваться тому, что сломавшиеся, испорченные часы нашего общества два раза в сутки показывают правильное время? Не это ли состояние описывал современник Пушкина и Николая Первого Петр Вяземский: «Что же тут хорошего, чем радоваться и чем хвастаться, что мы лежим в растяжку, что у нас от мысли до мысли пять тысяч верст».
Мы слишком долго жили, закрыв глаза руками и думая, что мир не больше нашей ладони. Пора вернуть миру его реальные объемы и границы. Мы обязаны вырываться из плена собственного Средневековья. Перестать жить войнами прошлого. Перестать жить конфликтами прошедших веков и тысячелетий.
Лауреат Нобелевской премии по экономике за 2008 год Пол Кругман семь лет назад в своей колонке написал: «Наши мозги идеально приспособлены к окружающим условиям – только, к несчастью, к тем условиям, в которых мы жили и эволюционировали последние пару миллионов лет, а не к тем, которые создали для себя столетие-другое назад…»
Наша задача в том, чтобы по выражению Гете обозревая прошлое и настоящее «научиться вновь узнавать себя в странном мире», встретиться «с собственной сущностью».


Современная государственность – это вековая мечта казахов, манифестация исторического духа нации. Именно поэтому казахская смыслопроизводящая корпорация относится к государству и ее институтам с подчеркнутым трепетом и пиететом. Но сегодня, когда основы государственности уже заложены, новый казахский политический класс обязан пересмотреть свои фундаментальные взгляды и ценности. Гипертрофированное, извращенное, тоталитарное понимание роли и места государства в жизни гражданина и общества приводит к снижению общего интеллектуального потенциала нации, охлаждает необходимый уровень и накал общественных дискуссий, обмена мнениями, без которых не может быть обеспечен подлинный прогресс и конкурентоспособность.
Постоянно навязываемый извне и изнутри тезис о том, что представители творческих профессий должны быть в стороне от политики, должны в любом случае поддерживать только действующую власть, ошибочен и опасен. Мы должны провести четкую грань между властью и государством. Власть может приходить и уходить, а государство должно оставаться и развиваться. Общество, его смыслопроизводящие слои должны постоянно подвергать все институты государства проверкам на прочность, способствовать их укреплению, требовать реального разделения властей, а не молиться на одну из ее ветвей.
Не должно быть мыслей о предопределенности чего-то. Все меняется, люди и даже государства умирают. Уходят со сцены политики и их идеи. Зачастую, политики и политологи оказываются не в состоянии предугадать не то что на 20 лет вперед, но и на три года. Кто мог предсказать в 1983 году распад Советского Союза в 1991-ом? Кто в 1986 году мог быть уверенным в том, что в 1991-ом наша страна получит свою Независимость? Марио Капекки, выдающийся ученый-биолог, лауреат Нобелевской премии по медицине за 2007 год сказал: «Мы все страдаем склонностью преувеличивать то, что мы можем сделать через пять лет, и недооценивать то, что мы можем натворить через двадцать пять лет».


Общеизвестно, что достижения современных наций базируются на опыте, поражениях и победах, неудачах и достижениях всех предыдущих поколений. Второй президент США Джон Адамс в 1780 году писал своей супруге Эбигэйл: «Я должен изучать политику и военное дело, чтобы мои дети имели возможность изучать математику и философию, чтобы в свою очередь они дали своим детям право заниматься живописью, поэзией, музыкой, архитектурой и скульптурой…»
Выдающийся социолог Рэндалл Коллинз говорил, что всю историю современной западной цивилизации сделали 26 политико-философских школ. А сколько политико-философских школ сформировали современную казахскую, казахстанскую действительность? На чем, на каких ценностях и традициях базируется все то, что мы называем емким словом «культура»? Откуда мы идем и куда мы направляемся? Согласитесь, что без ответа на такие вопросы мы не можем развиваться как самостоятельное, демократическое, конкурентоспособное государство.
Культура это система всех институтов, ответственных за создание, развитие, хранение, трансляцию, разрушение, синтезирование идей и смыслов. Власть - это институты, которые эти самые смыслы используют и эксплуатируют. А что предлагает власть? Что она сегодня декларирует? Нам говорят, что демократия – это процесс, который может длиться сколько угодно долго. Это может занять и 20 лет и 200. Нам говорят, что власть в стране может быть исключительно такой, какой она является. Наши политологи с энтузиазмом, с пеной во рту пропагандируют некий «особый путь». Главный тезис данного «пути» - это «сначала экономика, а затем политика». Давайте честно скажем: никакого особого казахского пути нет. И не будет.
Сегодня пришло время заявить: демократия – это больше чем процесс или механизм – это культура. Демократический интерфейс нашего государства и общества должен строиться на постоянном и повсеместном утверждении свободы. Скажу больше: все выдающиеся успехи казахской нации в начале и конце двадцатого века были связаны именно с либеральным дискурсом. Идеи свободы, провозглашенные «Алашордой» спустя десятилетия привели страну к суверенитету и независимости. Приход во власть большой команды либерально настроенных государственников в начале и середине 90-ых годов позволил заложить основы национальной государственности и достойно выйти из кризиса 1997-1998 годов. Именно с демократией, именно с идеями свободы будут связаны наши успехи, успехи нашего государства в будущем.


Точно так же, как бог трансформировался в сознании людей из «первопричины» и «творца всего сущего» в «часовщика» и «мастера», так же и верховная власть должна становится понятной и рациональной. Пропагандируемые ныне архетипы достойны феодального общества, но никак не модернизирующегося, стремящегося войти постиндустриальный мир цивилизованного государства. Не надо делать из людей иконы, даже если эти люди и в самом деле имеют выдающиеся заслуги. Хотя бы потому, что сделав из человека икону, рано или поздно придется на нее молиться. Не будем забывать, что не существует идеальных людей, как, впрочем, и идеальных икон. Тем более, что иконотворческая технология предполагает сознательный отказ от пространства и перспективы.
Государство заняться своей главной задачей – формированием нового правосознания, воспитанием нравов, созданием новой культуры, основанной на уважении к человеку, признании его достоинства, его прав и свобод. Культуры, основанной на принципах незыблемости института частной собственности. Ведь экономика – это в первую очередь определенная культура, понятные, поддерживаемые большинством духовные, нравственные ценности, и только потом - институты, игроки, инструменты.
Приходит пора, когда все кто хотел взять и наесться, должны, наконец, наесться и поглядеть по сторонам. Нельзя построить счастье, достаток, благополучие на горе и несчастьях собственных сограждан. Поэтому сегодня нам как воздух нужно ощущение единства в рамках единой нации, развитое чувство гражданства, принадлежности, сопричастности к государству, этой прекрасной земле. Мы должны заново переосмыслить, а если нужно, заново выработать новые национальные конвенции, способные объединить и сплотить нацию вокруг простых и понятных культурных, исторических и политических ценностей. И кризис, который мы сегодня переживаем, лучшее время для того, чтобы достучаться до человеческих умов и сердец.
Это значит, мы должны менять самих себя. Менять свой Казахстан.
Вы можете сказать, что все это идеализм. Но идеализм в наших условиях это самый прагматичный курс!